Рижские господа и вайньодские баррикады



Более месяца внимание латвийской общественности привлечено к курземскому городку Вайньоде. Баррикад на железнодорожных путях Латвия еще не видела. Не видела она и такой настойчивости и упорства, с которым жители Вайньоде отстаивают свои, и не только, интересы и человеческое достоинство.

Тема, не является ли прекращение пассажирских перевозок прелюдией к ликвидации этой железнодорожной линии, заслуживает отдельного разговора. Однако не менее важно найти ответ на вопрос, почему развитие событий приняло такой оборот.

Это не первый случай, когда предприятие Латвияс дзелзцельш прекращает пассажирские перевозки на какой-либо линии, однако до сих пор не было таких последствий. Может быть, причину следует искать в характере курземцев, хотя все это можно выразить и одним словом - надоело. Простым людям надоело, что их считают винтиками, серой массой, которая, что бы ни вытворяли власть имущие, даже не посмеет пикнуть. А если и пикнут, то что от того?

Можно спорить о том, действительно ли Латвийская железная дорога и Министерство сообщения перед принятием болезненного для жителей восьми волостей Лиепайского района решения сделали все возможное, чтобы свести к минимуму убыточность пассажирского сообщения на этой линии. Даже если это так, недопустимо, чтобы непопулярное решение претворялось в жизнь без убедительного обоснования, доказывающего, что такой шаг действительно неизбежен. Так, по крайней мере, принято в демократическом обществе.

В Латвии в отношениях между властями и обществом остались неизжитыми традиции советских времен. Именно поэтому за спонтанной, спровоцированной властью(попытка прекратить пассажирское сообщение на день раньше, чем сообщалось ранее) акцией протеста вайньодцев последовала хорошо знакомая реакция: возбуждение уголовного дела. Для полноты комплекта не хватало только отправки на место происшествия омоновцев, простите, полицейских мобильного полка, "для обуздания хулиганских элементов и обеспечения общественного порядка".

В действиях высокопоставленных чиновников все еще живо укоренившееся в советский период представление о вертикали власти. Как "наверху" скажут, так "внизу" должны безоговорочно сделать. В отличие от Латвийской железной дороги волостные самоуправления не находятся в подчинении Министерства сообщения, волостные должностные лица не обязаны вытягиваться по стойке смирно, выслушивая поступающие с Олимпа власти указания, и они не должны, как в свое время колхозные парторги, кидаться пламенно агитировать, убеждая в том, какая чудесная жизнь начнется после отмены движения поездов, когда по прекрасным и расчищенным от снега дорогам будет курсировать огромное количество автобусов. Причем таких автобусов, которые с точностью ножа гильотины будут укладываться в графики, и ни один пассажир не будет забыт на остановке.

С момента принятия решения до его выполнения это должны были делать чиновники Министерства сообщения (которое отвечает за автобусное сообщение и состояние дорог), и, учитывая большое количество подписей под письмом протеста, было бы логично, чтобы свой вклад в разъяснительную работу внес и сам министр сообщения Вилис Криштопанс, у которого, между прочим, есть ораторские способности. В течение месяца он не набрался смелости приехать и поговорить с людьми. Высокопоставленным господам почему-то не пришло на ум, что даже благородные цели (а тем более сомнительные) могут оказаться не осуществленными, если их пытаться осуществить плохими средствами.

Нормальный человек не может быть в восторге от того, что у него отнимают что-то необходимое и привычное. У жителей восьми волостей и лиепайчан был такой поезд Лиепая-Вайньоде. Это во-первых. Во-вторых, что еще более важно, баррикады у станции Вайньоде свидетельствуют, что люди просто-напросто не верят "голым" обещаниям чиновников, а требуют гарантий. Затянется ли конфронтация между властями и жителями Вайньоде, или же в ближайшее время будет найдено компромиссное решение, это зависит практически только от рижских господ. От того, хватит ли у них ума понять, что демократия несовместима с безоговорочным послушанием, что надо учиться не повелевать, а доказывать и убеждать.

Автор: Аскольд Родин, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha